by Vera Glagoleva Based on stage play «A Month in the Country» by I. Turgenev

пресса о фильме

«Две женщины» В.Глаголевой на премьере в Париже

«Две женщины» В.Глаголевой на премьере в Париже 30 сентября 2015

На прошлой неделе в главном «руссофильском» кинотеатре Парижа Grand Action состоялась премьера последнего фильма Веры Глаголевой «Две женщины». Собрав несколько наград на различных российских фестивалях и впоследствии тихонечко пройдя в русском прокате, картина, наконец, добралась и до французского зрителя. www.legrandaction.com Главный зал Grand Action набит битком. Впрочем, аншлаг царит на всех «русских» киновечерах, организованных Марком Рюскаром. Представители русской диаспоры, студенты из России, горячие поклонники русской культуры и прочие кинозавсегдатаи практически с замиранием сердца ждут начала показа. Подобный ажиотаж отнюдь не случаен : «Две женщины» — это киноизложение пьесы Тургенева «Месяц в деревне», и реконструирует 40е годы XIX века. А, как известно, именно эта золотая пора русского дворянства и вызывает больше всего интереса и ностальгии со стороны эмигрантов и иностранцев. Литературный русский язык (с вкраплением многозначительных фраз на французском), роскошные наряды, богатое внутреннее убранство и тонкий душевный мир героев, заявленные в фильме, ещё больше подогревают зрительское любопытство. Однако, к сожалению, желание публики окунуться в беспечную и солнечную дворянскую эпоху так и не находит своего воплощения на экране. Вера Глаголева, снявшаяся в качестве актрисы в полусотне фильмов, делает основную ставку на актеров и полностью забывает о мизансцене, монтаже, ритме — других не менее важных составляющих кинофильма. Картина выходит абсолютно статичной и однообразной. На протяжении двух часов приходится наблюдать за «говорящими» головами Рэйфа Файнса(Ракитин) и Анны Вартаньян (Наталья Петровна). Оба актера необыкновенно органичны и прекрасно исполняют свои роли, но на них одних действие не построить. Кино работает по куда более сложным правилам.    Крупные планы, столь лелеемые режиссером, не позволяют никакой динамики. Пожалуй, самым интересным и живым элементом в картине становится второстепенная сцена, где крепостные девушки собирают урожай яблок. Попав в фильм словно случайно и буквально на несколько секунд, она придает повествованию столь не достающей ему энергии. Лишь под конец фильма изображение становится более объемным, действие расширяется, появляется некий ритм. Зрителям удается хоть немного проникнуть в тургеневскую вселенную, прежде чем пойдут финальные титры, после которых все дружно отправятся на коктейль в честь премьеры. "Талантливо ! " — восклицают русские зрители, восхищаясь киноиллюстрацией тургеневской пьесы. "Скучно ! " — возмущаются французы, привыкшие к куда более изобретательному кинематографу Анастасия ЦАРЬКОВА

Оригинал здесь