by Vera Glagoleva Based on stage play «A Month in the Country» by I. Turgenev

пресса о фильме

Две женщины

 

Спешу по мокрому лондонскому асфальту в маленький кинозал отеля The Covent Garden, куда представителей английской прессы компания Premier пригласила на просмотр фильма Веры Глаголевой «Две женщины».

Из лондонской динамики я вдруг попадаю в атмосферу с юности любимой пьесы Тургенева «Месяц в деревне». С первых же кадров складывается ощущение, будто рассматриваешь ожившие полотна великих русских живописцев XIX столетия. Оператор Гинтс Берзиньш (Gints Berzins) мастерски передает чисто тургеневское настроение, нанося сочные мазки на холст сценария. Дальние планы с лугами и полями напоминают живописные пейзажи русского
импрессиониста Константина Коровина, а планы средние словно выхвачены из картин Василия Поленова «Бабушкин сад» и «Парк в Ольшанске».
 
Режиссер Вера Глаголева особое внимание уделяет крупным планам – они нарочито затянуты, чтобы передать зашкаливающие эмоции главных героев не через текст или органичную пластику на средних планах, а через почти портретные образы героев. И тут оператор тонко подхватывает тему великого портретиста Серова, высвечивая лица прекрасно подобранных актеров. Здесь и лукавый взгляд, и взгляд трогательно наивный, и совершенно потухший и даже циничный и раздражительный.
В глазах Михаилa Александровичa Ракитинa, которого играет гениальный английский актер Рэйф Файнс (Ralph Fiennes), и боль, и нежность и сострадание. Рэйф Файнс не играет – он живет и он искренен. Это то самое попадание в образ, когда совершенно неважно, с каким акцентом говорит персонаж или в каком костюме он появляется на экране – просто веришь его любви и все!
 
Говоря о костюмах и об интерьерах, хочется отметить изумительный вкус художников, сумевших абсолютно точно донести до зрителя колорит и мельчайшие детали стиля жизни в Дворянских Гнездах тех времён. Одна только сцена с продеванием шелковой ленты в кружевной воротник чего стоит!
 
Явное позирование актрисы Анны Астраханской перед камерой иногда обескураживает, но ведь если внимательно почитать пьесу, то сыгранная актрисой Наталья Петровна описывается именно как постоянно позирующая и требующая к себе внимания молодая дама. Она хороша собой и знает об этом, но ей нужно всеобщее признание как лекарство от скуки или от неизбежного старения. Поэтому такое актерское позерство вполне оправданно.
 
Конечно, были пересечения с ранее экранизированной русской классикой, как летний дождь из «Дворянского Гнезда» Андрея Кончаловского или неизменные яблоки из картин Никиты Михалкова, но это только добавило особого колорита фильму Веры Глаголевой «Две женщины», не говоря о волшебной музыке композитора Сергея Баневича.
Я уверена, что экранизация пьесы Тургенева будет по достоинству оценена британскими зрителями.