by Vera Glagoleva Based on stage play «A Month in the Country» by I. Turgenev

пресса о фильме

Культура РФ. Наталья Боброва."Красота Тургенева снова спасет мир".

Как Вера Глаголева провела свой «Месяц в деревне».
Репортаж корреспондента «Культуры.рф» со съемочной площадки художественного фильма «Две женщины»

…Знойный августовский полдень. Крыльцо старинной усадьбы с колоннами, около которого прилегла пара борзых. Прохладой манит липовая аллея. Спешу туда… И понимаю, что некстати… Именно там сейчас два весьма приятных господина в старомодных сюртуках и при бакенбардах выясняют отношения с хрупкой шатенкой в голубом…

По тому, как она смотрит на каждого из них, я, кажется, догадываюсь, что ни один ей не мил (даже если это Райф Файнс и Александр Балуев — а это именно они!). А кто же тогда? Вопрос…

Чтобы ответить на него, мы тряслись пять часов на автобусе из Москвы в смоленскую глушь, в родовое имение композитора Михаила Глинки. Именно эта красивая старинная усадьба — Музей им. М.И.Глинки — и была выбрана в качестве съемочной площадки для нового фильма Веры Глаголевой «Две женщины» по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне». Конечно, с разрешения администрации Смоленской области и дирекции музея, которым киношники очень благодарны.

Заглядываю в стеклянные двери — и вижу настоящую дворянскую гостиную в стиле русского классицизма середины XIX века. Изящная мебель, напольные вазы, картины, как в Эрмитаже… Для съемок было восстановлено внутреннее убранство и внешний вид усадьбы. А еще — построена оранжерея с благоухающими розами и редкими растениями. Кстати, весь этот реквизит — от часов до картин, от веера до сервизной чашечки — подлинный, собран из частных коллекций и антикварных салонов. Вижу на столике удивительной красоты флакон: оказывается, знаменитый французский дом Guerlain специально для съемок фильма прислал точную копию флакона парфюма Imperial середины XIX века. А на шее Натальи Петровны — главной героини, которую играет Анна Астраханцева, — красуется жемчуг и бриллианты редкой красоты. Это ювелирный дом Клюева любезно предоставил изысканные украшения в стиле ушедшей эпохи.

Здесь, на Смоленской земле, наконец-то обретает реальные черты фильм, задуманный Верой Глаголевой и Натальей Ивановой еще три года назад. Это большой международный проект, копродукция России, Франции, Латвии при участии Великобритании и при финансовой поддержке Министерства культуры России, Фонда кино и Европейского фонда кино Eurimage.

Но почему в эпоху синих «аватаров» и прочих «железных людей» на экране нужно напоминать об акварельном Тургеневе? Вера Глаголева отвечает просто:

— Хочется настоящей красоты чувств и переживаний. Интересно шагнуть в то время. Тургенев — это Россия, которую мы безрассудно потеряли. Ушли имения, неспешная жизнь, русский покой, внимание к оттенкам отношений… Это — как дымка прошлого. И в фильме мы сохранили кружева отношений, описание природы, чувств, страстей…

Тургенев — тончайший мастер, он удивительно проникновенно писал об этом. Хочется воссоздать точную историю из прошлого. Классика, к большому сожалению, мало востребована на современном экране. Прежде успех имели «Дама с собачкой», «Дворянское гнездо», «Ася» — людям были дороги воспоминания. Сейчас наступило время быстротечности, мимолетности, другой подачи. Но надеемся, что наш фильм будет достоин своего автора — великого русского писателя Ивана Тургенева.

— Как вам снимается здесь, в родовом гнезде Михаила Глинки?

— Хочется много хороших слов сказать дирекции музея. Отношение к нам просто замечательное, нам идут навстречу и очень помогают. Три года назад мы по фотографиям выбрали именно эту усадьбу. Кстати, сохранившихся в таком хорошем состоянии имений не очень-то и много. Здесь все идеально для нас — от здания до потрясающего парка с прудами и родником. Мы сразу поняли, что снимать будем именно здесь. И Департамент культуры пошел нам навстречу, потому что пускать в музей киношников, конечно же, не очень приветствуется. Мы стараемся ничего тут не нарушить, сохранить старину, не обидеть сотрудников музея. Нам здесь очень нравится, мы просто питаемся флюидами Глинки, красотой природы… Такое настроение покоя. И хочется, чтобы у нас все получилось. Мы делаем очень красивое кино, у нас хороший оператор.

Оператор, про которого говорит Вера, действительно классный — это латыш Гинтс Берзиньш, выпускник ВГИКа, президент Латвийской гильдии кинематографистов. Ну а актеры вообще сказочные. Смотрите сами, кто пришел в проект «Две женщины».

Рэйф Файнс, герой «Английского пациента», «Списка Шиндлера», «Кориолана» и антигерой «Гарри Поттера» — здесь он играет Михаила Ракитина, друга семьи, давно и безуспешно влюбленного в Наталью Петровну.

Александр Балуев — он же Аркадий Ислаев, муж Натальи Петровны. В жизни — давний друг и коллега Веры Глаголевой, они не раз снимались вместе, и затем Вера не раз приглашала его в свои фильмы.

Актриса из санкт-петербургского Театра им. Комиссаржевской Анна Астраханцева — играет Наталью Петровну. Роль, о которой можно мечтать: в разное время ее играли Мария Савина и Ольга Книппер-Чехова, Алла Назимова и Софья Гиацинтова, Ингрид Бергман и Хелен Миррен.

Актерская команда получилась интернациональной. Еще в картине занята француженка Сильви Тестю — актриса, режиссер, писатель (она играет компаньонку Елизавету Богдановну) и немец Бернд Мосс (он играет гувернера Шаафа). Из нашей «старой гвардии» — Сергей Юшкевич (доктор Игнатий Шпигельский), Лариса Малеванная (Анна Семеновна), Василий Мищенко (Афанасий Большинцев). Дебютанты — «сладкая парочка» Никита Волков (тот самый роковой учитель Алексей Беляев, которым увлеклась Наталья Петровна) и Анна Леванова — Верочка. А еще — Аня Нахапетова, дочка Веры Глаголевой, появится в роли служанки Кати.

— Это огромное счастье, что у нас такой потрясающий актерский состав, — говорит Вера Глаголева. — Каждый актер здесь — бриллиант.

— А как вы заполучили Файнса?

— Когда мы еще только задумывались над проектом, над тем, кто может сыграть тургеневских героев, представили себе идеальную картину и записали на листочке бумаги: «МЕЧТА». А чуть ниже — «Рэйф Файнс». Прошло немного времени, и мы с продюсером Натальей Ивановой познакомились с ним на фестивале «Зеркало». Но я все еще не верила, что возможность общей работы существует. Мы съездили в Лондон на его спектакль «Буря». И первый реальный момент возник там. Я поняла, что это возможно. Файнс — актер высочайшего уровня, у него всемирная слава, но он очень контактный во всем, что касается интересной для него работы. Он играет и экспериментирует ювелирно тонко. Рэйф — идеальный Ракитин. И я очень рада, что в фильме согласилась сниматься и Сильви Тестю.

Вера не боится, что у русских, английских, французских артистов разная актерская школа, которая станет помехой в общем деле:

 — То, что получается, — это удивительное взаимодействие актерского мастерства. Высший актерский класс. Все они прежде всего — тургеневские персонажи. Они оттуда. Из того времени. Это замечательно. Я счастлива…

 — К тому же никакого языкового барьера не существует — все без слов иногда прекрасно понимают друг друга, — добавляет продюсер Наталья Иванова.

Ну, раз уж речь зашла о русском языке, грех не спросить об этом знатока и ценителя Рэйфа Файнса. Он уже переоделся — в синей рубашке, которая очень подходит к его голубым глазам. О Ракитине напоминают лишь старомодные бакенбарды и какая-то по-особому застенчивая улыбка.

 — В русском языке, как и в русской душе, есть очень много информации, — говорит по-английски Рэйф. — Много комнат. Не хватит жизни, чтобы все их увидеть. Но они дают возможность незнакомцу, иностранцу, пройти дальше и дальше. Но обязательно должен найтись русский друг, который покажет, где находится пожарный выход.

Как это верно! Но меня интересует, как все-таки европейская звезда такого уровня решилась сниматься в российской глубинке. Файнс меня снова удивляет: отвечает по-русски! Не зря-таки учил последние полгода наш трудный язык!

— Два года назад я встретил Веру Глаголеву и Наталью Иванову, — вспоминает актер. — И они пригласили меня играть в фильме. Я был очень рад и согласился.

— И не просто согласился, а дал нам письмо-подтверждение, — уточняет Глаголева. — Это письмо Рэйфа было для нас как охранная грамота, нам он очень помогло. Хотя и Фонд кино, и Министерство культуры отказывало в финансировании два раза. Но, когда мы звонили Рэйфу, он всегда успокаивал нас, говорил по-русски: «Все будет хорошо!» И все действительно стало хорошо.

Дальше Файнс говорит снова на родном английском:

— Так что это для меня было не очень трудное решение. Сейчас я играю с Сашей, Сережей, Анной — по-русски. И это огромное счастье для меня — быть здесь с Верой и Натальей, быть в самом сердце российской глубинки. Одно дело — читать текст Тургенева в Москве, другое — здесь. Там он кажется просто красивым. Здесь, особенно когда я побывал в Спасском-Лутовиново, — он становится для тебя резкой действительностью. Ты видишь, как свет падает на деревья, как шумит вода, как прилетают птицы — и текст открывается по-другому…

— Эта пьеса ставилась и снималась уже столько раз на стольких языках, что очевидно: она интернациональна, — добавляет Вера. — Мне хочется, чтобы в героях нашего фильма сегодняшние зрители узнавали самих себя — хотя бы и в одеждах XIX века. Да, жизненные критерии поменялись, но нравственные проблемы остались те же.

Тогда жили благородные люди. Честь и достоинство — эти принципы в России были основополагающими. Время, в котором все было по-другому. В нашем фильме мне хочется воздуха, пауз, настроения. Свободы. Тишины. Мы снимаем не только людей, но и природу. И я жду, что она нам поможет, надеюсь на помощь пространства…

— Мы хотим этим фильмом поделиться общими с Тургеневым взглядами на жизнь, — добавляет Наталья Иванова. — Рано или поздно каждый из нас задумывается над смыслом жизни, над тем, для чего живем, что такое честь, порядочность, настоящая любовь, страдания и т.д. Как раз об этом нам и говорит Тургенев. Это вечные вопросы, которые каждый задает себе. И либо получает ответы, либо нет. Мы хотим показать не только то, что происходит сегодня, мы покажем безвозвратно потерянную страну. Но это — шлейф нашей родины. Пусть мир это увидит…

Я уточняю у Веры Глаголевой: кому все-таки адресована эта история? Неужели подросткам с попкорном в одной руке и колой в другой?

— Любому, кто ищет искренности в современном мире, кто не потерял способности слышать сердцем, кто не боится любить, — отвечает Вера. — Красота обязательно спасет мир, она пробьется сквозь сегодняшний день — и все у нас получится.

Вере хочется верить. 

Наталья Боброва
Фотографии автора и пресс-службы проекта

Оригинал здесь.