by Vera Glagoleva Based on stage play «A Month in the Country» by I. Turgenev

пресса о фильме

"Труд". Наталья Боброва."Вера Глаголева: Наше кино - для тех, кто не боится любить".

Вера Глаголева: Наше кино - для тех, кто не боится любить

В жаркий полдень прохладой манит липовая аллея, что идет от старинной барской усадьбы… Мы в родовом имении композитора Михаила Ивановича Глинки

Именно здесь, в музее имени Глинки, Вера Глаголева снимает свой новый фильм "Две женщины" по пьесе Ивана Сергеевича Тургенева "Месяц в деревне". Мы сидим на веранде, любуясь прекрасным видом на парк и пруды. За нашей спиной - дворянская гостиная в стиле русского классицизма середины XIX века. Изящная мебель, напольные вазы, картины…Уже потом я узнаю, что весь этот реквизит - от часов до картин, от веера до сервизной чашечки - подлинный, собран из частных коллекций и антикварных салонов. Этот фильм был задуман Верой Глаголевой и Натальей Ивановой еще три года назад. Большой международный проект, совместная продукция России, Франции, Латвии при участии Великобритании, при финансовой поддержке Министерства культуры России, Фонда кино и европейского фонда кино Eurimage. И снимается он не в павильонах, а на натуре. Причем прекрасной и аутентичной - что большая редкость сегодня.

Вера, как музейщики относятся к кинематографистам здесь, на смоленской земле, в родовом гнезде Михаила Глинки?

- Просто замечательно. Нам идут навстречу и очень помогают. Хочется много хороших слов сказать в адрес дирекции музея.

- Как нашли эту красоту?

- Сами. Три года назад мы по фотографиям выбрали именно эту усадьбу. Кстати, сохранившихся дворянских гнезд в таком хорошем состоянии не очень-то и много. Здесь все идеально для нас - от здания до потрясающего парка с прудами и родником. Мы сразу поняли, что снимать будем именно здесь. И департамент культуры пошел нам навстречу, не испугался киношников. Мы стараемся ничего тут не нарушить, сохранить старину, не обидеть работников музея. Нам здесь очень нравится, мы просто питаемся флюидами Глинки, красотой природы… Такое настроение покоя. И хочется, чтобы у нас все получилось. Мы делаем очень красивое кино.

- Но зачем и кому сегодня нужен Тургенев?

- Хочется настоящей красоты чувств и переживаний. Тургенев - это Россия, которую мы безрассудно потеряли. Ушли имения, неспешная жизнь, русский покой, внимание к оттенкам отношений. Это как дымка прошлого. И в фильме мы как бы плетем кружево отношений, описание природы, чувств, страстей…

Тургенев - тончайший мастер. Классика, к большому сожалению, мало востребована на современном экране. Прежде успех имели "Дама с собачкой", "Дворянское гнездо", "Ася" - людям были дороги воспоминания. Сейчас наступило время скорости, мимолетности. Надеемся, что наш фильм будет достоин своего автора.

- Но вы уходите все дальше в прошлое. После "Одной войны" - ленты, посвященной трагическим событиям Великой Отечественной, - вы забираетесь дальше вглубь веков. Почему? Современность отпугивает?

- Когда мы сделали "Одну войну", поняли, что нас современность не очень волнует. К тому же не было нормального сценария о сегодняшнем дне, который бы захотелось снять. Мне кажется, рассказывать надо честно. А если честно о сегодняшнем дне, то это все так… непритягательно.

Современность меня не привлекает как режиссера. О чем рассказывать? Я не знаю. Бить тревогу, что все не так? В политику, в социальный аспект я не хочу влезать. Был у нас великий писатель Борис Васильев. Он писал об этом: "Вы чье, старичье?" и другое. Он написал много потрясающих произведений. Его современность честная, проникновенная. Вот таких сценариев я не встречала. Поэтому классика. Поэтому мы уходим в эти настроения, чувства, страсти, эмоции, в атмосферу. И это мне интереснее, чем сегодняшний день.

- Кстати, "Месяц в деревне" много ставили в театре, в том числе и Анатолий Эфрос.

Кажется, вы там играли у него Верочку?

- Меня позвали. Но я отказалась: увидела, как великолепно играет Верочку Лена Коренева, потом Аня Каменкова. Я была в таком восторге, что решила: быть хуже нельзя! Не случилось тогда…

- А сейчас вас не отпугнуло, что пьеса-то сложная?

- Она действительно очень сложная. Перегруженная диалогами и внутренними монологами. И нужно найти эту грань, не уничтожить и вместе с текстом совместить с красотой жизни того времени. Это была сложная задача. Я думаю, мы справились. В нашем сценарии очень точно описаны действие и характеры. Сокращения есть, но уже работать с таким материалом - это огромная честь. Придаешь значение каждой мелочи: взгляду, повороту головы.

Это самое интересное - когда с актерами можешь, как в театре, искать нюансы, которые в современном кино давно уже не существенны. Пришел актер, сказал текст, вышел… А здесь все очень наполнено и настроением, и атмосферой, и отношениями людей. Для режиссера это просто красота, когда ты можешь с актерами очень подробно каждую мелочь обсудить.

- Но классику все чаще переносят именно в современные реалии. Такой модный прием, уже ставший банальным…

- Мне кажется, что это неправильно. Все равно поступки и переживания в XIX веке отличаются от наших. Сейчас все намного проще.

- Что волнует ваших героев?

- Чувства. Любовь. Это всегда современно. Это случается с каждым человеком, который влюбляется и не может совладать с собой. Такой комок переживаний случается с каждым человеком, просто тогда эти чувства был намного тоньше.

Можно каждую фразу разбирать, насыщать и обыгрывать. Самое главное, чтобы все эти эмоции для зрителя были не просто игрой, а важным элементом. Если это выйдет, значит, мы сделали свое дело. Значит, зритель чуть больше узнает о России, которую мы потеряли. Не зря же эту пьесу, написанную в 1855 году, ставил Станиславский. И еще много кто.

- А почему так долго готовился проект?

- Для такой сложной истории два года - это не очень долго. Все-таки у нас заняты европейские звезды - статус. Во-вторых, Фонд кино два раза не давал нам денег. Классика сейчас не нужна. Наконец, дали. Сделать классику без поддержки государства сейчас нереально.

- Иностранные артисты - это условие иностранных продюсеров?

- Нет, у нас немец в сценарии прописан - гувернер Шааф (его играет немец Бернд Мосс). Ну, а Елизавету Богдановну мы определили для себя как обрусевшую француженку-гувернантку. Это Сильви Тестю, французская актриса и писательница.

- А как заполучили Файнса?

- Когда мы еще только задумывались над проектом, над тем, кто может сыграть тургеневских героев, представили себе идеальную картину и записали на листочке бумаги: "мечта". А чуть ниже: "Ральф Файнс". "Английский пациент" - мое любимое кино, Файнс там гений. И он - абсолютный Ракитин. Мы с продюсером Натальей Ивановой съездили в Лондон на его спектакль "Буря". И первый реальный момент возник там. Я поняла, что это возможно. Файнс - актер высочайшего уровня, у него всемирная слава, но он очень контактный во всем, что касается интересной для него работы. Он играет и экспериментирует ювелирно тонко. Ральф - идеальный Ракитин.

- Вы ждали именно его?

- В принципе мы могли начать снимать год назад, несмотря на финансовые проблемы. Но Файнс сказал, что делает кино про Диккенса и был бы рад, если бы его подождали. И мы пообещали подождать. И дождались. Он приехал в мае, начал учить русский язык…

- Как он здесь живет?

- Очень хорошо, во флигеле прямо на территории усадьбы. Когда группа разъезжается вечером, мы ходим друг к другу в гости, готовим ужины. У меня здесь и дочки снимаются…Болтаем, играем в шахматы. Он ходит купаться на речку, ездит на велосипеде, с удовольствием общается с местными жителями - через дорогу деревня Новоспасское. Там его угощают огурцами и яблоками. Мне кажется, здесь он отдыхает от Лондона, расслабляется. И часто говорит: "Я счастлив, потому что я здесь".

- Наталья Петровна у вас - питерская актриса Анна Астраханцева…

- И очень хорошая. Я ею очень довольна. Она красива невероятной красотой XIX века. Мы много смотрели русской живописи, готовясь к съемкам. Так вот, Анина красота - с акварели XIX века….

- Вера, у вас, похоже, будет кино не для всех?

- Если в широкий прокат не вышел "Фауст" Сокурова, о чем говорить? Наше кино, конечно, авторское. Элитарное. Оно делается для людей с культурным багажом, которые страдают от отсутствия классики на экране. Для тех, кто не потерял способности слышать сердцем, кто не боится любить. Красота обязательно спасет мир, она пробьется сквозь сегодняшний день!

Наше досье

Вера Глаголева родилась в Москве. В юности занималась стрельбой из лука, стала мастером спорта. После окончания школы случайно зашла на "Мосфильм", где ее заметил один из членов съемочной группы фильма "На край света" (его снимал Родион Нахапетов). Вскоре Вера Глаголева вышла замуж за Нахапетова и снялась еще в нескольких лентах мужа: "Враги", "Не стреляйте в белых лебедей", "О тебе". Популярность к Глаголевой пришла в 1985 году после мелодрамы Виталия Мельникова "Выйти замуж за капитана", где она сыграла эмансипированную и женственную журналистку Лену. В 1990 году Глаголева решила попробовать себя в качестве режиссера. Ее дебютом стала психологическая мелодрама "Сломанный свет". Сейчас Вера Глаголева замужем за предпринимателем Кириллом Шубским. У нее три взрослые дочери.

Оригинал здесь.