by Vera Glagoleva Based on stage play «A Month in the Country» by I. Turgenev

пресса о фильме

"Вечерняя Москва". Ольга Лаптева."Съемки «Двух женщин» завершены".

Глаголева и Файнс – о времени, Тургеневе и о себе

В усадьбе М. Глинки, что в Ново-Спасском, на удивление тихо. Наступила осень, облетают рыжие листья, и воздух чуточку напитан грустью. Еще недавно местные жители караулили барина, Ракитина, которого играл Рэйф Файнс в фильме Веры Глаголевой «Две женщины», ждали его у своих калиток с полными ведрами яблок в подарок и букетами цветов. Но барин больше не разгуливает в задумчивости, заложив руки за спину, по двум основным улочкам села и не ездит на велосипеде купаться в Десне. Барин нынче на родине – в Лондоне и звонит оттуда каждый третий день – спросить, как мы, сказать, что варит сам себе по утрам полюбившуюся гречку, и еще – что скучает. Барин два с лишним месяца жизни в Ново-Спасском усердно практиковал язык, и смс-ки его поступают к нам на русском.

Нет больше в усадьбе суматохи, лестницы не скрипят под напором многочисленных пяток, от чего директор Татьяна хватается за сердце и капает в кружку корвалол. Расставлены по местам диваны и стулья, развешены ровно картины, цветы водружены на подоконники. По вечерам не запускаются фейерверки, не выставляется ослепительно-яркий свет, открывающий полнеба, и больше никто не удивит идущие ручейком серые тени с фонариками в руках – через весь парк в магазин-временный выездной ресторан – обедать. Потому что ночная смена...

Музей снова открыт для посетителей, появилась на территории новая прекрасная оранжерея, в которой снимались сцены из фильма, и туда уже потянулись свадебные кортежи со всей округи. Молодожены хотят почувствовать себя киногероями. Успевай, Ново-Спасское, принимать гостей!

Когда пришло время, и Файнс дал прощальный вечер, все девчонки из съемочной группы плакали. Он купил персональные подарки, сказал трогательные слова признания. Ему в ответ спели самодельные частушки, научили танцевать русские народные танцы, сварили уху и сделали плов, собрали полевых цветов и натопили баню. Все по-русски. Сильви Тестю всех переплясала, сыпала искрометным юмором. Уезжать вообще никто не хотел. Ново-Спасское приклеило всех магнитом. Произошло много событий. Во время съемок отметила день рождения Анна Астраханцева, сказав, что именно здесь она почувствовала любовь. А вместе с ней, друг за другом, еще 20 человек.

Получил новую большую роль в кино дебютант Никита Волков. Из театра «Современник» позвонили Анне Левановой и пригласили на пробы к Галине Волчек. В последний съемочный день ей все не давалась сцена – в лесу стоял зеленый шум, деревья сплетались ветвями, прощаясь, проливался с неба красивый и ясный свет, ложился на траву, расцвечивая изумрудным. Наконец, удалось, отпустило Ново-Спасское. Самому младшему актеру Андрею Заноге подарили большой меч в честь окончания съемок. Магия витала в воздухе. Мечты исполнялись. Для всех.

Не слышно кваканья лягушек, не зудят комары, беседки не утопают в зелени, и больше не гуляет вдоль каскадных прудов почти ручной аист. Столетние дубы скинули желуди. А коттедж барина решили оставить, как есть, – вдруг приедет…

Для «Хорошо Продакшн» наступил следующий этап – монтаж…

Разговорчики между прочим

Рэйф Файнс (Великобритания) – Михаил Ракитин, друг семьи.
«Я хотел бы жить в том времени», – улыбается он.

Актер, режиссер, продюсер. 

Лауреат кинопремий Тони, Bafta, премии Европейской киноакадемии. Неоднократный номинант на премию "Оскар". За свои роли он множество раз признавался лучшим актером на многих международных кинофестивалях. В январе прошлого года представлял в Москве премьеру своего фильма «Кориолан» по пьесе Шекспира, где выступил в качестве режиссера и сыграл главную роль.

Родился в Саффолке в 1964 году. Окончил Лондонскую академию драматического искусства. Работал в театрах Ридженс-парк, Королевском национальном театре, Королевском шекспировском театре, где выходит на сцену и сейчас. В Лондонском театре Алмейда в середине 90-х годов с большим успехом сыграл главную роль в пьесе Чехова «Иванов».

Культовый актер интеллектуального кино. Роль Хитклифа, сыгранная Файнсом в нашумевшей экранизации романа Эмили Бронте «Грозовой перевал» (1992 г), привлекла внимание Стивена Спилберга. Он предложил актеру сыграть Амона Гота в своем фильме «Список Шиндлера». После мощного исполнеия этой роли Рэйф Файнс получил мировую известность. Его стали приглашать в свои проекты знаменитые режиссеры мирового кино – Питер Гринуэй («Дитя Макона»), Роберт Рэдфорд («Телевикторина»), Энтони Мингелла («Английский пациент»), Иштван Сабо («Вкус солнечного света»), Кэтрин Бигелоу («Странные дни»), Стивен Долдри («Чтец»), Фернандо Мейрелиш («Преданный садовник»), Сэм Мендес («Координаты «Скайфолл») и многие другие.

Волан-де-Морт, сыгранный Рэйфом Файнсом в фильмах о Гарри Поттере, принес ему огромную популярность среди самых юных зрителей. Совсем скоро на экранах появится фильм Уэса Андерсона с участием Р.Файнса «Гранд-отель «Будапешт». Одновременно он готовится к мировой премьере своей новой режиссерской работы – «Невидимая женщина», которая состоится на МКФ в Торонто. В нем речь пойдет о тайной любовной истории Чарльза Диккенса, роль писателя сыграл сам режиссер – Рэйф Файнс.

– Приехав в Россию и пожив здесь некоторое время до того, как начались съемки, Вы узнали что-то новое о Тургеневе?

– Я каждый день думаю о Тургеневе. Я ездил Спасское-Лутовиново, и это, наверное, было самым вдохновляющим путешествием. Там я смог представить себе его жизнь, это очень помогло составить впечатление о его личности.

– Почему для Вас такую большую ценность имеют произведения русского классика Ивана Сергеевича Тургенева?

– Есть много писателей, которых я для себя считаю важными. Тургенев в своей пьесе «Месяц в деревне» предвосхитил чеховский реалистичный театр. Он тонко и с подробным вниманием и пониманием описывает внутреннюю жизнь своих персонажей.

– Чем вам интересен образ Ракитина?

– Меня всегда привлекал тургеневский Ракитин. Однажды мне предложили сыграть его на английском языке, но у меня не было тогда возможности за это взяться. Ракитин – очень образованный человек, мне кажется у него много качеств, которые были и у самого Тургенева. Он внимательный, чувствительный, он переполнен внутри глубокими эмоциями.

– Насколько вы были готовы к встрече с русской деревней, как Вы себя чувствуете, живя в усадьбе, каковы Ваши наблюдения?

– Мне кажется, всегда можно быть более подготовленным, чем ты есть. Первое, что замечают иностранцы, когда приезжают в Россию, это большие расстояния, ощущение того, как далеко все находится друг от друга. Я сначала провел два месяца в Москве, во время которых учил свою роль на русском языке. Это было непросто. Оказавшись в усадьбе, я понял, что счастлив быть здесь. Невольно вспоминаю детство. Ребенком я долгое время жил в деревне. После Москвы тишина и спокойствие деревни очень радуют. И, как мне кажется, за усадьбой Глинки хорошо ухаживали все это время. Лето, когда все покрывается зеленью, заставляет нас думать о том, насколько плодовиты леса, поля, обо всем об этом мы можем прочесть у Тургенева в его «Записках охотника». Он очень тонко описывал природу. Вот это в первую очередь привлекло мое внимание: описания природы в его произведениях перекликаются с местными пейзажами.

– Остались ли в русской литературе герои, которых вы хотели сыграть?

– Конечно. Осталось еще очень много персонажей, которых мне хотелось бы сыграть. Но в данный момент я занят Ракитиным, поэтому не могу перейти к какому-то другому персонажу. Мы часто говорим о загадочной русской душе. Я бы сравнил русскую душу с многочисленными комнатами. Их много, все они очень красивые, в них масса информации. Можно идти дальше и дальше. Но я считаю, что обязательно у каждого иностранца должен быть русский друг, который покажет, где пожарный выход. Два года назад я Вера Глаголева приглашала меня играть. Я был очень рад. Это было не очень трудным решением для меня. Я играю с хорошими актерами – Анна, Никита, Саша и Анна… Это огромное счастье быть здесь с Верой и Натальей (Наталья Иванова – продюсер картины).

– Вы ездили в Спасское-Лутовиново, имение матери Тургенева. Какие открытия вы для себя сделали? И изменилось ли ваше представление о Тургеневе?

– Когда ты находишься в Спасском-Лутовиново, то все эти описания природы становятся действительностью. Ты видишь, как падает свет, как пролетают птицы, слышишь, как шумит вода… После этого ты открываешь тексты заново, смотришь на них по-другому. Ведь одно дело читать Тургенева в Москве, когда все эти описания вам кажутся милыми, симпатичными, но не более. И совсем другое дело самому побывать в тех местах, о которых пишет Иван Тургенев. Я считаю, что он обладал восхитительной возможностью описывать природу! Когда режиссер говорил «Стоп! Снято!», мне хотелось провести здесь каждый вечер, снова и снова.

Вера Глаголева

Режиссер, соавтор сценария, сопродюсер. 

Народная артистка РФ, член Союза кинематографистов РФ, Гильдии актеров РФ, Гильдии режиссеров РФ, член Европейской киноакадемии. Самый известный ее фильм - «Одна война» получил более 30 наград российских и международных кинофестивалей, 7 из которых – гран-при.

Фильм «Две женщины», в котором Вера Глаголева выступает и как сопродюсер, - ее пятая режиссерская работа, но первая с участием мировых кинозвезд. Стиль фильма Вера выбрала, вдохновляясь произведениями русской живописи и портретами кисти российских художников, что потребовало особенно вдумчивой и длительной подготовки.

– Почему Вы взялись за экранизацию пьесы Тургенева именно сейчас?

– Хочется настоящей красоты чувств и переживаний. Когда я читаю письма тех лет, то вижу совсем другую глубину, она по-особенному отличается, в ней много нюансов. Другие ценности. Интересно шагнуть в то время. Мы не осовремениваем пьесу, мы ее лишь немного сократили. Но сохранили кружева отношений, описание природы, чувств, страстей. Тургенев - тончайший мастер, он удивительно проникновенно писал об этом. Ведь очень важно, что мы чувствуем, как смотрим, о чем думаем. Мне кажется нужным и важным, чтобы о том времени помнили, даже если некоторые вещи уже стали непонятными, утерянными…

Хочется воссоздать точную историю из прошлого. Классика, к большому сожалению, мало востребована на современном экране. Прежде была другая подготовка зрителя, успех имели «Дама с собачкой», «Дворянское гнездо», «Ася» - людям были дороги воспоминания. Ушло время значительного кино. Наступило время быстротечности, мимолетности, другой подачи. Но мы стараемся делать кино, которое любим и мечтаем, чтобы оно было достойно своего автора – великого русского писателя Ивана Тургенева.

– Насколько образы героев соответствуют воплощению?

– В Спасском-Лутовиново я много узнала о нем, лучше, как мне кажется, поняла его переживания. Мать Ивана Сергеевича безумно тосковала по нему. Просила сына подробно описывать его состояния, ощущения. Все это воплотилось в образе Ракитина. Когда мы еще только задумывались над проектом, над тем, кто может сыграть тургеневских героев, представили себе идеальную картину и записали на листочке бумаги: МЕЧТА. А чуть ниже – Рэйф Файнс. Прошло немного времени, и мы с продюсером Натальей Ивановой познакомились с ним на фестивале «Зеркало». Но я все еще не верила, что возможность общей работы существует. Мы съездили в Лондон на его спектакль «Буря». И первый реальный момент возник там. Я поняла, что это возможно. Файнс – актер высочайшего уровня, у него всемирная слава, но он очень контактный во всем, что касается интересной для него работы. Он играет и экспериментирует ювелирно-тонко. Рэйф – идеальный Ракитин.

Когда я узнала, что и Сильвии Тестю согласилась сниматься, была бесконечно счастлива, я видела ее в роли Елизаветы Богдановны. Наш кастинг был долгим, сложным, мы очень тщательно искали героев. В результате актеры выбраны максимально точно, по-моему. И все равно: когда я вижу, как на площадке становится явью наш замысел, все, к чему мы готовились целых два года, мне немного страшно: ведь мы поставили перед собой крайне сложную задачу: экранизировать пьесу, которую играли на всех знаменитых сценах мира. Само представление об интеллигентности изменилось за эти 150 лет.

Жили благородные люди. Честь и достоинство – эти принципы в России были основополагающими. Если бы не эта картина, я бы, наверное, ушла из кино. Ведь общий поток того, что снимается, это в массе своей все понарошку. А я помню и ценю настоящее русское кино, где воплощена громадная, великая Россия. В фильме мне хочется воздуха, пауз, настроения. Свободы. Тишины. Мы снимаем не только людей, но и природу и я жду, что она нам поможет, надеюсь на помощь пространства…

– Каждый фильм имеет свою аудиторию. На кого рассчитан ваш фильм?

– Конечно, «Две женщины» – это риск, потому что классика сейчас не настолько востребована. А что касается аудитории… Я надеюсь, что фильм будет красивым. Красивая история, красиво снята, в красивом месте. Наверное, наш зритель – этот тот, кто любит красоту. Сегодняшний день вы точно не найдете. Мы хотим показать, чего мы лишились. А мы лишились этой неспешности жизни, когда герой копается в своих чувствах, эмоциях, глубине любовных переживаний. Если мы всё это сумеем донести до зрителя, то… цель будет достигнута. Ритм жизни изменился, кино невероятно ускорилось и не терпит медлительности…

Тургенева считают некинематографичным писателем – много диалогов, мало действия. Мне, как режиссеру, интересно показать намеченные писателем молчаливые диалоги глазами, зарождение чувства, постепенное превращение влюбленности в страстную любовь… Здесь прекрасная природа, талантливые люди и атмосфера, способствующая поэзии и проявлениям человеческой чувственности. В усадьбе Глинки настоящий заповедник природы и чувств! Это маленький оазис, аккумулировавший в себе русскую культуру, традиции, зодчество. Сегодня в России очень трудно найти первозданные места, идеально сохранившие дух XIX века. И слава Богу, что селу Новоспасское удалось сохранить русскую душу...

– Как вам работалось с Рэйфом Файнсом?

– Просто замечательно. Он жил абсолютно в том времени и ритме, что и Ракитин. Ему это всё очень близко. Я не уставала повторять: «Рэйф, ну ты Ракитин, Ракитин!» Конечно, в Москве Рэйф совершенно другой человек, но здесь сама атмосфера завораживала. Конечно, по мобильному он узнавал новости. Но мы целыми днями снимали, отвлекаться на внешний мир было некогда, никого это особо не тяготило.

– Насколько хорошо Рэйф Файнс освоил русский язык? Сможет ли он озвучить своего героя?

– Надежда на это есть. Некоторые слова Рэйф говорит совершенно без акцента, над остальным надо работать. Если он сможет в итоге говорить без акцента, то, разумеется, Ракитин получит его голос.

– Зарубежные звезды порой любят покапризничать. Возникали какие-то проблемы в работе с мистером Файнсом?

– Нет, таких проблем не возникало. Хотя первый съемочный день выдался у нас весьма проблемным. Зря мы начали снимать 13-го числа. Думали обмануть примету, но ничего не вышло. Тогда мы поехали снимать проездку коляски с лошадьми. Нам нужен был солнечный, светлый день, а тут разразился такой ураган, пошел ливень! Мы так и застряли на горке, что выбрали для съемки. Но Рэйф вел себя исключительно. Мы не услышали от него ни одной претензии, хотя было мокро и холодно.

Вся группа была в восхищении, потому что он ни слова не сказал, не попросил отдельный автобус. Вообще первая мысль, которая пришла в голову: «А кто бы это мог быть в идеале?» Так вот идеальный Ракитин – это Файнс. И всё. Мы даже не стали настраиваться ни на кого другого. Для актера такого уровня сниматься у нас он согласился довольно быстро. Но год мы его подождали. До нас у него был «Скайфол»…

Оригинал здесь.